Купить путёвку
(теперь можно и OnLine)

Летние каникулы в международном детском центре КОМПЬЮTЕРиЯ

Как лагерь может подготовить детей к успешной жизни

На старт, внимание, марш! Как лагерь может подготовить детей к успешной жизни Стивен Грэй Уоллес, магистр образования Переводчик статьи Мягкова Е.Ю. Годы учёбы в средней школе полны испытаний, перемен и надежд. И родители (возможно, в большей степени, чем все остальные) надеются, что их дети будут подготовлены к тому, чтобы эффективно работать и добиваться успеха. Я называю это «готовностью». Родители хотят, чтобы их дети избегали соблазнов и вредных привычек. Решающую роль в формировании «готовности» играют детские лагеря. Они помогают детям развить в себе четыре основных составляющих успеха: 1. осознание себя как личности 2. осознанное взросление 3. готовность к позитивному риску 4. взаимоотношения с наставниками Каждая из этих составляющих имеет значение для достижения положительных желаемых результатов и снижения рисков, связанных с такими видами поведения как злоупотребление спиртными напитками, употребление наркотиков и ранний секс. Все они также непосредственно влияют на психическое здоровье молодого человека в целом. Я достаточно подробно обсуждал эти понятия в предыдущих статьях в Camping Magazine. В этой статье даётся описание комплекса действий, связанного с каждой из названных выше составляющих успеха. Эти действия должны способствовать движению молодого человека вперёд и развитию его способности к принятию решений. Осознание себя как личности Осознание себя как личности – это базовый элемент. Он разработан, для количественного измерения роста молодого человека по следующим трём важным параметрам развития: формирование идентичности, независимость и взаимоотношения со сверстниками. На базисном уровне и у мальчиков, и у девочек осознание себя как личности наполняет смыслом и управляет внешним поведением и в то же время влияет на общее настроение и физическое/психическое здоровье. Другими словами, молодой человек, который сам себе «нравится», скорее всего, не собьётся с пути. Не столько потому, что у него сегодня хороший день (а не плохой, как вчера), сколько потому, что у него возникает чувство удовлетворения от того, что он выдержал «взрослое» испытание, не поддался искушению – он и без этого смог почувствовать себя более взрослым, независимым и владеющим ситуацией. В отличие от Я-концепции (достаточно объективного описания самого себя, например, «я небольшого роста») и чувства собственного достоинства (более субъективной оценки этого описания, например, «быть небольшого роста – плохо»), осознание себя как личности (как я определил его в своём исследовании) – это более общее понятие, которое включает и оценку молодыми людьми собственного прогресса. Осознание себя как личности количественно измеряется на ступенях развития, на которых фиксируются ответы подростков на вопрос «кто/какой я?» по параметрам личности, коммуникабельности, сексуальности и, со временем, трудоспособности. Кроме того, измеряется степень «разлучённости» с родителями, включая формирование внутреннего (направленного на себя) локуса контроля в противовес внешнему (направленному на других), а также развитие более «взрослых» отношений со сверстниками. Эти отношения могут оказаться качественно иными, чем те, которые существовали в раннем детстве: они становятся более глубокими и продолжительными. Такие успехи ведут к более позитивному ощущению своего места в мире, семье и среди сверстников. Например, молодые люди с высоким уровнем осознания себя как личности чаще будут характеризовать себя как умных, успешных, ответственных и уверенных в себе. Кристофер, которому четырнадцать, сказал мне, что он «энергичный, сообразительный, добрый, с ним легко иметь дело». Кроме того, он ставит себе высокие оценки по шкале измерения счастья, оптимизма, успеха и стойкости. Тоня, которой тринадцать, тоже описывает себя как счастливую, способную и успешную. Она говорит: «Я – хороший человек, людям нравится со мной общаться». Это очень важные соображения, так как полученные данные показывают, что в ситуациях принятия решений высокая оценка себя как личности даёт детям возможность чувствовать себя лучше, принимать более адекватные решения и наслаждаться межличностными взаимоотношениями в большей мере, чем это получается у их сверстников с низкой самооценкой (Teens Today, March 2004). Такие подростки оказываются более устойчивыми к отрицательному давлению со стороны друзей и настроены более позитивно с точки зрения взаимоотношений с родителями. С другой стороны, дети с низким уровнем осознания себя как личности с большей вероятностью будут злоупотреблять алкоголем или принимать наркотики, чтобы избежать проблем или забыть о них. Их друзья тоже, как правило, принимают наркотики (важный фактор риска). Эти дети обычно ссылаются на скуку и депрессию как причины для того, чтобы заняться сексом, а также уверены в том, что вполне допустимо водить машину в состоянии опьянения или под действием наркотиков. Этот последний пункт вызывает особые опасения. По данным современных исследований SADD («Студенты против пагубных привычек») и Liberty Mutual Insurance за апрель прошлого года, примерно одна четверть молодых людей, у которых есть водительские права (23 процента), говорят, что садятся за руль под действием алкоголя, марихуаны или других наркотиков (2013). Что может сделать лагерь? Для директора лагеря утверждение о том, что его вожатые обладают огромными возможностями положительного влияния на участников лагеря, не вызовет удивления. Именно это влияние способствует развитию положительного осознания себя как личности. Например, вожатые могут: • поощрять участников лагеря к реализации целого спектра интересов и участию в различных мероприятиях; • оказывать участникам лагеря поддержку в процессе адаптации в условиях расставания с родителями, а также помогать им и учить решать проблемы самостоятельно или обращаться за помощью к своему вожатому; • выступать в качестве примера и обучать соответствующим социальным навыкам, которые помогут подросткам устанавливать и поддерживать дружеские отношения внутри лагеря. Осознанное взросление В процессе взросления молодые люди сталкиваются с множеством проблем, поэтому они активно ищут подтверждения тому, что успешно преодолевают важные вехи на жизненном пути. Но, в отличие от прежней молодёжи, у современных подростков, по-видимому, значительно меньше возможностей как-то отметить свою возрастающую независимость. На первых этапах развития американской культуры вхождение во взрослую жизнь часто сопровождалось ритуальными, значимыми событиями, отмечающими большую независимость молодого человека и его ответственность перед семьёй и сообществом. Часто мальчик начинал работать вместе с отцом (например, на ферме или в семейном магазине), а девочка – учиться вести домашнее хозяйство (например, шить или готовить). Если важные этапы в жизни ребёнка (такие как достижение половой зрелости, переход на другой уровень школьного обучения, получение водительских прав или даже получение собственного ключа от семейного дома) соответствующим образом не отмечаются, подросток может начать искать альтернативные пути к достижению «взрослости». В таком случае возможно демонстративно деструктивное или потенциально деструктивное поведение, посредством которого подростки метафорически кричат: «Эй, посмотрите на меня! Я взрослею!» Примеры такого поведения можно найти в последних данных Центра по исследованию и воспитанию подростков (CARE) университета Саскуэханна (CARE/SADD, 2012). Проведённое там исследование рискованного поведения учеников средней школы, оставшихся ночевать в кампусе колледжа, в рамках программы выбора дальнейшего образования, показало, что многие из этих подростков в таких условиях в первый раз занимаются «взрослыми» вещами. Например, больше половины из них подтвердили, что выпивали или занимались сексом, хотя никогда не делали этого раньше. Ещё одно исследование SADD (Teens Today, 2005) показало, что дети, чьи родители уделяли наименьшее внимание значимым переходным этапам, с большей вероятностью попадают в группы риска, чем те, чьи родители уделяли этому вопросу достаточно внимания. Возможно, неудивительно, что дети из первой группы также больше подвержены депрессии и, скорее всего, будут ежедневно испытывать стресс. Сегодняшние дети (и физически, и социально) переживают более короткий период детства и более длинный подростковый период. Многим этот значительный и смутный период человеческого развития даётся непросто, и именно в это время они значительно больше, чем раньше, стремятся к подтверждению того, что приближаются к взрослой жизни. Им требуется какой-то вид инициации. Удовлетворяя эти желания, высказанные или нет, мы помогаем молодым людям построить прочные мосты между теми, кем они были, теми, кто они сейчас, и теми, кем они становятся. В свою очередь, эти связи помогут им в поиске смысла и цели в жизни, будут готовить их к продуктивному, содействующему участию в жизни семьи, школы, сообщества и общества в целом. Важно помнить, что единого «рецепта» для всех нет. Каждый молодой человек по-своему видит важные этапы по дороге к взрослой жизни. Некоторые из этих этапов очевидны (например, окончание школы), но другие могут быть почти неуловимыми, их, возможно, нелегко распознать. Одна молодая девушка рассказала мне о разочаровании, которое испытала, когда гордо принесла домой первую зарплату: первое, что она услышала, было предупреждение о том, что деньги будут отложены на её дальнейшее обучение. Она-то видела эту зарплату как важное свидетельство того, что поднялась на новый уровень зрелости и ответственности. А её родители оценили заработанные дочерью деньги с практической точки зрения: просто как возможность увеличения суммы средств на её образование. Пятнадцатилетний Кевин описывает такие важные вехи «получения конкретного подтверждения, кто я, – появление настоящей девушки, употребление алкоголя и самостоятельное принятие решений». Что может сделать лагерь? Вожатые в лагере располагают значительными возможностями в плане распознавания важных вех в жизни своих подопечных (как младшего, 8–12 лет, так и подросткового, 13–19 лет, возраста). Они хорошо знают, как: • помогать участникам лагеря «настраиваться» на то, что важно для их жизни в лагере (друзей, спорт, награды); • постоянно расспрашивать детей, как они относятся к изменениям в своей жизни (в школе и дома); • беседовать о важности их собственных важных «вех» (если это возможно); • внимательно отслеживать признаки счастья, радости, стресса, обеспокоенности или депрессии по отношению к происходящим или предстоящим переменам. Конечно, летний лагерь часто строится на основе структурированной программы, предусматривающей целенаправленные шаги для достижения ожидаемых результатов и способы признания успеха. Возможно, деятельность лагеря строится так, что этапы роста и достижений по традиции обязательно отмечаются. В этом смысле мы уже подготовили свой персонал к тому, что необходимо вовлекать участников лагеря в постоянные непринуждённые беседы о важности личного роста и его формальном признании. Готовность к позитивному риску В соответствии с двумя старинными постулатами воспитания, молодые люди, особенно дети младшего школьного возраста (8–12 лет) и подростки (13–19 лет), во-первых, обязательно рискуют, а во-вторых, если мы сможем ориентировать их на позитивный риск, они с меньшей вероятностью будут подвержены отрицательному риску (Teens Today, November 2004). Второй принцип очень важен, потому что он признаёт существование позитивных рисков. Многие взрослые автоматически связывают риск с негативными результатами, а большинство подростков (52 процента), наоборот, убеждены, что риск связан с позитивными действиями (Teens Today, November 2004). На самом деле, существуют плохие и хорошие риски. Негативные риски и позитивные риски. Риски, которые препятствуют здоровому развитию и делают детей восприимчивыми к физическому, эмоциональному, социальному и правовому ущербу, и риски, действительно способствующие благосостоянию, удовлетворённости и развитию. В конце концов, вполне возможно, что то чувство «взрослости», независимости или социального статуса, которое молодые люди ищут в алкоголе, они смогут найти, научившись ходить под парусом, стреляя из лука или плавая быстрее и лучше других. Если учитывать разные виды риска, можно понять, как помочь молодым людям добиться успеха. Например, у тех, кто стремится к позитивным рискам, на 20 процентов больше вероятности избежать влияния алкоголя и других наркотиков. Настолько же чаще эти дети не вызывают беспокойства в отношении своей успеваемости в школе. Кроме того, они, скорее всего (в отличие от тех, кто избегает позитивных рисков), будут описывать себя как ответственных, уверенных в себе и оптимистичных; такие подростки говорят, что они счастливы, и понимают потенциальные негативные результаты деструктивного поведения (Teens Today, November 2004). Как можно догадаться, эти молодые люди вряд ли будут страдать от скуки и депрессии. Почему? Возможно, потому, что они занимаются значимой деятельностью, а трудности для них имеют смысл как испытание силы. В вопросах готовности/склонности к риску (так же как и в случае с осознанным взрослением) позитивный риск для одного ребёнка может быть «прогулкой в парке» (то есть вообще не риском) для другого. Застенчивый ребёнок-интроверт, возможно, сочтёт саму поездку в лагерь значительным риском, а общительный экстраверт будет воспринимать её как нечто само собой разумеющееся. Некоторые подростки могут с удовольствием участвовать в общих играх в лагере, но побоятся записаться в футбольную команду. Поэтому очень важно, чтобы вожатый мог адекватно оценить, что представляет риск для каждого ребёнка. Любой подросток нуждается в помощи и поощрении, чтобы он смог участвовать в видах деятельности, выходящих за рамки зоны его личного комфорта. Позитивные риски для молодых людей включают социальные (например, поездка в лагерь), эмоциональные (например, приглашение девочки на танец или рассказ о собственных чувствах) и физические (например, попытка в первый раз покататься на водных лыжах).. Что может сделать лагерь? В летнем лагере у молодых людей есть огромное количество возможностей для позитивных рисков. Мой опыт показывает, что дети чувствуют себя более «безопасно», делая это в лагере, а не в школе. Можно помочь участникам лагеря принимать позитивные риски несколькими способами: • моделировать социально включенное поведение; • идентифицировать и обсуждать эмоциональные реакции на проблемы и события; • поощрять мысли об участии в более сложных видах деятельности; • поддерживать участие в новых, незнакомых видах деятельности (например, изобразительные искусства и ремёсла для спортсменов и спорт для художников и тех, кто занимается творчеством). Так молодые люди могут понять позитивный ценностный смысл «выхода за границы возможного». Они осознают, что таким образом можно удовлетворить любопытство и желание испытать собственные возможности положительным, безопасным и полезным способом, имея рядом надёжного наставника. Взаимоотношения с наставниками Четвёртая составляющая успеха, возможно, является самой важной: наставники. Обзор имеющихся данных показывает положительное воздействие наставничества. Например, данные подтверждают, что наставничество: • повышает результаты школьной успеваемости; • улучшает взаимоотношения с родителями и сверстниками; • снижает вероятность употребления алкоголя и наркотиков; • уменьшает количество случаев детского насилия. Кроме того, известно, что наставничество связано с другими важными психологическими/физиологическими понятиями, такими как позитивное развитие ребёнка, устойчивость, а также факторы риска и защитные факторы. Хотя опубликованные данные отражают наблюдения по формальному, или «парному» наставничеству, схожие положительные результаты я получил в исследовании неформальных наставников (Wallace, 2010), людей, которых молодые люди хорошо знают и на которых полагаются в повседневной жизни – учителей, тренеров, соседей, тетушек, дядюшек… и сотрудников лагеря! Вот, что я обнаружил. • Молодые люди, которые могут назвать хотя бы одного влиятельного «естественного» наставника, демонстрируют более высокую самооценку и с большей вероятностью подвергнутся риску, который может оказать позитивное воздействие на их жизнь. • Те, у кого есть наставники, значительно более часто демонстрируют ощущение счастья и значительно реже говорят о чувстве депрессии или скуки, чем те, у кого нет наставника. Обратите внимание, что больше половины подростков (56 процентов) сами говорят о том, что отсутствие наставника повлияло бы на них отрицательно (Teens Today, 2006)! Итак, что ищут дети в наставнике? Вот характеристики, которые назвали более 3000 подростков: он надёжный и ему можно доверять, ему не всё равно, он всё понимает, с уважением относится к тебе, он всегда поможет, на него можно положиться, с ним интересно и весело, он может посочувствовать, он ответственный. Они также хотели бы, чтобы наставник был хорошим слушателем и давал хорошие советы (Teens Today, 2006). Что может сделать лагерь? Короче говоря, мы можем способствовать тому, чтобы наши вожатые стремились установить взаимоотношения поддержки и наставничества с участниками лагеря. Хороший способ сделать это – уделять особое внимание эффективности таких взаимоотношений для того, чтобы добиться позитивных желаемых результатов для подростков. Ещё один способ – общаться с ними, исходя из тех характеристик, которые дети перечислили в числе самых важных для хороших наставников. Снижение риска Итак, имеет ли лагерь значение, если речь идёт о снижении риска? Данные подтверждают, что имеет. Как я уже говорил, молодые люди, имеющие опыт пребывания в лагере, значительно более часто указывают, что у них есть хорошие наставники (37% по сравнению с 23%), что они имеют опыт позитивных рисков (48% по сравнению с 30%), а также демонстрируют высокий уровень осознания себя как личности (53% по сравнению с 40%) (Wallace, 2013). В целом молодые люди, которые никогда не бывали в летнем лагере, в два раза более часто вынуждены указывать, что они неоднократно демонстрировали деструктивное поведение: 16% по сравнению с 8%. На старт, внимание, марш! Подводя итог, скажем, что наши вожатые могут наилучшим образом подготовить детей к успешной жизни, если они реально будут участвовать в их жизни и летом, и долгое время спустя. Стивен Грэй Уоллес, магистр образования, автор книги Reality Gap — Alcohol, Drugs, and Sex: What Parents Don’t Know and Teens Aren’t Telling («Разрыв реальности – алкоголь, наркотики и секс: чего не знают родители и о чём не рассказывают подростки»), имеет огромный опыт работы школьным психологом и наставником несовершеннолетних. Он – директор службы консультирования и подготовки консультантов в Cape Cod Sea Camps, старший консультант по стратегии, исследованию и воспитанию в SADD, а также доцент и директор Центра по исследованию и воспитанию подростков (CARE) в университете Саскуэханна. Дополнительную информацию о работах Стивена можно найти на www.stephengraywallace.com. Copyright Summit Communications Management Corporation 2013 All Rights Reserved

Возврат к списку

(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)